Кейс: BestDoctor для Ostrovok. Классный ДМС для биохакеров
13 ноября, 2018
1 249
115
21 004
Основатель бренда Gate 31 Денис Шевченко — о производстве в «Ткачах» и разнице между московскими и петербургскими клиентками
В 2015 году на Гороховой улице в Петербурге открылся магазин женской одежды Gate 31. Минималистичный спокойный дизайн, монохромные ткани — стиль, который транслировал магазин, был антитезой массовой моде на обтягивающее и сексуальное. Сегодня Gate 31 — это шесть магазинов в Петербурге и Москве, а также собственный бренд одежды (производство, как и офис компании, находится в креативном пространстве «Ткачи»). The Village встретился с основателем марки, 28-летним петербуржцем Денисом Шевченко, чтобы поговорить о том, как открыть десяток магазинов одежды, потом половину закрыть, пережить провал, не отчаяться и стать воплощением городской моды.
Вещи привлекали меня с самого детства: мне не приходилось выбирать, чем заниматься в жизни. Я жил в Пскове — это 300 километров от Петербурга: когда окончил школу, у меня появилась возможность приезжать сюда на выходные.
Между Gate 31 и COS пропасть: мы средний плюс, они масс-маркет; они инвест-проект H&M, а мы все делаем с ноля и в России
Петербургский клиент может три дня ходить по магазинам и выбирать вещь. В Москве покупают здесь и сейчас, а лучше вчера. Москвичи решают дилемму за секунду. Если ты научишься работать с клиентом в Петербурге, сможешь работать где угодно. Петербургский клиент внимателен ко всем деталям, спросит у тебя абсолютно все.
The Add New Recipe form in the Recipes table.
The Add Ingredients form in the Ingredients table, submitting once for each ingredient.
Мы небольшой локальный бренд, не масс-маркет. Нас сравнивают с COS, и это с одной стороны приятно, но с другой — неправда. Между Gate 31 и COS пропасть: мы средний плюс, они масс-маркет; они инвест-проект H&M, а мы все делаем с ноля и в России. Сейчас средняя стоимость вещей в нашем магазине — 6000 рублей летом и 6500 рублей зимой. Но до обвала курса мы продавали платья по 10-12 тысяч рублей (на тот момент — 300-400 долларов). Сегодня любой локальный бренд в любой стране мира не конкурирует с масс-маркетом: у него просто нет шансов.
В цену наших вещей мы закладываем стоимость ткани (с накладными расходами), работу, офисные траты, аренду, электричество и износ — получаем себестоимость. Дальше смотрим, по какой цене в принципе можем продать вещь. До 2014-го логика у всех была такая: если ты купил вещь за две тысячи рублей — обязан заработать на ней в пять раз больше, иначе в закупке нет смысла. Сейчас никто не поднимает цены. Курс растет примерно на пять процентов, но я уже за ним не слежу. Не могу продать вещь дороже, чем люди могут ее купить. Из-за этого норма рентабельности вообще неинтересна. Сейчас важно быть востребованным среди клиентов. Сколько ты заработаешь с каждой вещи — не важно: главное — заплатить аренду и зарплату.
Our cases
Навальный, говнари и центр «Э»: История бара «Делай культуру»
Как его владелицы ссорятся и мирятся с ЧОПом, кальянщиками и музыкантами-хулиганами
Снимите с себя проблемы корпоративной медицины
ПОДКЛЮЧИТЬ